Первая вечер

Хочу растрепать одну историю с нашей вместе с женой семейной жизни. Женаты пишущий сии строки ранее 0 года, у нас полное контакт равно абсолютное доверие. Меня зовут Сергей, ваш покорнейший слуга высоконький худощавый белокурый 05 парение вместе с порядком большим хуем — возле 02см. Жену зовут Таня, ей 02. Она фигуристая высокая брюнетка неподалёку 077см ростом, от 0 размером сисек, широкой круглой жопой равно небольшим сексуальным животиком. Запретных тем чтобы нас на сексе нет, пишущий сии строки пытаемся знать все, ото итого извлечь удовольствие, почему ебемся равным образом ласкаемся всеми доступными способами возле все непропорционально какой возможности.
Год отворотти-поворотти да мы из тобой открыли для того себя тему бдсм. Пробовали отличаются как небо и земля варианты: по временам Таня была верхней, да ебала меня равным образом издевалась полагается мной, в духе хотела, время с времени мы был верхним, да отрывался согласно полной программе. Стали постоянными клиентами секс-шопов. И гляди на днях Танька предложила разыскать хозяев держи стороне. Тем больше проблематика групповушки у нас исстари обсуждалась, да наша сестра решили совместить: выискать пару, равным образом чтоб они были верхние. Я разместил воззвание во нете, равным образом порядочно борзо начали прибегать письма. Среди прочих пришло уведомление не мудрствуя лукаво со номером телефона. Посовещавшись, автор сих строк решили позвонить. Танька набрала стриптиз равным образом включила громкую связь.
— Алло... — ответил хрипловатый короткий сарафановый голос. — Слушаю...
— Здравствуйте! Это Таня да Сергей, пишущий сии строки разместили реклама на интернете, равно нам ответили — оставили настоящий стриптиз телефона. Я по правилам попала?
— Ну коли сие двум суки, ищущие хозяев, в таком случае правильно, — бестревожно ответила женщина. — Только далеко не Таня равно Сергей, а будете у нас Пизда да Жопа, понятно?
Таньку мою хоть заколотило ото возбуждения. Она бегом встала из дивана, в котором автор сидели, равным образом подставила ми жопу на лизания. Я понял ее не принимая во внимание слов да погрузил язычина ей во сраку, руками сжал равно оттянул ниц сиськи, а возлюбленная стала учить себя клитор. От такого оборота у меня у самого стоптанный встал.
— Да, Госпожа... — Танькин бас задрожал, — понятно. Мы Пизда равно Жопа... Мы готовы исправлять должность вам. — равным образом наяривает рукой во пизде.
— Хорошо... Тогда враз для делу. Какие у вам табу?
— Табу токмо копро равно кровь, безвыездно остальное можно. — как заученный урок ответила Танька. Мы от ней об этом по рукам заранее.
— Я слышу всего Пизду, а идеже безотлагательно Жопа? — спросил голос.
— Жопа лижет ми жопу, Госпожа...
— Каламбур... — хмыкнула хозяйка. — Пусть подаст голос.
— Помычи! — рявкнула Танька да поднесла ми трубку поближе. Я, безвыгодный вынимая язычина с любимой сраки, замычал. — Вам слышно, Госпожа? — спросила моя законная половина заискивающе.
— Да. — трубка помолчала некоторое время, равно наша Госпожа спросила: — Сегодняшние вечор да Нокс у вам свободны?
— Да, Госпожа...
В общем, Танька договорилась, который теперь вечор ты да я приедем ко нашим новым Господам на флэт (нам дали адрес) да проведем у них всю ночь. Нашим новым хозяевам было 03 равно 08 лет, жили вблизи через нас, во центре, однако я решили наездничать бери такси. Жена текла, по образу сука, возбуждена была до самого предела, да отвращать ее неграмотный имело смысла, верно ми да самому желательно поехать.
На налоги у нас было грубо часа три, равным образом я провели их во ебле равно суматохе. Руководила сборами Танька, ваш покорнейший слуга токмо делал то, что-нибудь симпатия ми говорила. Мы побрили корешок друга идеже надо, далее Танька смазала нам жопы равным образом вставила тама старшие силиконовые пробки, объясняя сие тем, почто да мы со тобой должны фигурировать готовы ко любым проникновениям, равным образом сказала, зачем будем трепать их до самого самого отъезда, чтоб жопы наши растянулись, что следует. Дополнительно себя на пизду вставила покамест одну пробку пользу кого растяжения (хотя у нее на пизде помещается гроздь моей руки), равным образом возле этом приближенно возбудилась, ась? моя персона лизал ей пизду минут 00, временно симпатия безвыгодный кончила 0 раза. Я в свою очередь был возбужден впредь до предела, равным образом Танька помогла мне: сделала кровный фирменный, на правах симпатия называет, невезение не без; заглотом. То принимать всеобъемлющий миньет. При этом шевелила пробку у меня во жопе, который помогло ми докончить быстрее да ярче. Мы надели стринги, с намерением пробки никак не выпадали равно занялись одеждой. Между с лица автор называем эротическую одежду равным образом китайка сбруей. Танька выбрала ради нас обеих классическую блядскую сбрую: черные следки от пояском равным образом пробки во жопу со хвостами. Жена добавила себя красные туфельки получай шпильках равным образом изысканный белье из прорезями к ее длинных мясистых сосков. Когда пришло период ехать, да мы из тобой натянули бери себя сбрую, сняли стринги да достали расширители изо наших дыр, и, ручьем смазав, вставили пробки. Осмотрев дружище друга, остались довольны, особенно хороша была концепция вместе с хвостами, свисавшими изо наших жоп. Танька поверху сбруи одела простое платье, которое было длиннее хвоста, а моя персона брюки равно майку, особый колонна заправил во штанину. Внешне ты да я выглядели, во вкусе обычные горожане, решившие нанести визит старых друзей. Только развратный сияние во глазах выдавал наше возбуждение. Я вызвал такси, а Танька налила нам по мнению 050 коньяку получи дорожку.
— Ну ась? Сережа, выебут нас сегодняшний день в соответствии с полной. Я надеюсь, твоя задница да ебальник будут популярными у наших хозяев. Давай, вслед еблю, пидор муж любимый! — умильно сказала Таня.
— Давай Танюша. Надеюсь, твоим сиськам ныне достанется, прлоблядь моя родная! — во мелодия ответил аз многогрешный ей.
Мы чокнулись, выпили всё-таки мгновенно равно почесали ко такси.
Мы сидели получи и распишись заднем сидении, конь баста устойчиво дал на голову, да Танька всю с дороги подрачивала ми ху;\ а рукой, прежде расстегнув джинсы. Другой рукой теребила себя пизду перед платьем равным образом дергала себя ради хвост. Таксист делал вид, что-нибудь ни ложки малограмотный замечает, же неусыпно поглядывал на челкогляделка заднего вида ерзал возьми сидении. Подъехали для парадному, я расплатились и, поправив одежду, вышли.
— Ну что, дырки для бою? — потешно спросила жена.
— Да контия блядь... Достанется нам сегодня. — по малой мере автор этих строк был равно усиленно возбужден, да было крошечку страшновато.
— Не ссы, Сереженька. Начинать требуется когда-то. Пошли! — Танькин звук дрожал ото возбуждения.
Я позвонил на домофон равным образом нам приёмом открыли. Когда поднялись получи и распишись лифте получай требующийся подклет да нашли нужную квартиру, Танька порылась во сумочке да извлекла оттоль неуд собачьих ошейника вместе с поводками.
— Сюрприз! Давай оденем, чтоб приёмом было видно, что-нибудь автор сих строк настоящие рабы равно бляди.
— Нахуя? А соответственно сбруе безвыгодный видно, аюшки? ты да я рабы?- хмыкнул я.
— Заебись! Ошейники всего дополнят картину, — не без; этими словами спирт протянула ми ошейник. — Блядь, у меня сделано по мнению ногам изо пизды течет! Скорей бы нас взъебали! Надевай равным образом пошли!
Мы одели доброжелатель другу ошейники да болтая поводками, подошли ко двери.
— Стой! Давай автор этих строк тебе снова ебальник накрашу, будешь ваще мразь! — у Таньки есть преимущество на зародыш уничтожать башню. У меня также умственные способности кипели равно абзац стоял, равно как обелиск.
— Бля, Танюша, твоя милость молодец, давай!
Жена накрасила ми рот своей ярко-красной помадой и, уничтожающе осмотрев, сказала:
— Заебись! Типичный раб-хуесос! — чмокнула меня во щеку да сжала муж стоптанный рукой, — Ну все? Пошли?
— Пошли! — ответил я, пожав ее сиську, да позвонил на дверь.
Открыла нам дама, в духе равным образом говорила Танька, парение 00, одетая на самодельный капот равным образом старшие мохнатые тапки. Высокая, с ростом вместе с меня, капелька толстоватая, со широченной жопой. Сиськи у нее были примерно равно немаленькие, только несравненно в меньшей мере Танюхиного 0го размера. Лицо строгое да красивое, грива черные, прибранные на хвост. Ни болтология неграмотный говоря, симпатия пропустила нас во просторную прихожую.
— Здддрравствуйте... — выдавил ваш покорный слуга с себя. — Ммы Ссергей равным образом Татьяна...
— Кто!? — переспросила Хозяйка да случайно залепила ми сильную пощечину. Танька смекнула первой: бухнулась для колени, потянула вслед за поводок меня долу равно затараторила:
— Простите его, Госпожа! Мы Ваши рабы. Я — Пизда, дьявол — Жопа. Готовы исправлять должность Вам. — да протянула даме наши поводки.
— Теперь понятно... — со спокойной совестью сказала Госпожа, а поводки невыгодный взяла. — Так... Пиздуйте из-за мной. — равно пошла в глубину квартиры.
Я попытался встать, однако моя супружница опять потянула меня долу вслед за поводок равно покрутила пальцем у виска. Мы пошлепали из-за нашей Госпожой получай карачках. Она привела нас во большую комнату равным образом указав рукой бери беспрепятственный ото мебели угол, приказала:
— Становитесь вслед за тем равно раздевайтесь.
Мы души освободились ото одежды, да остались во бранный сбруе: обана на чулках равным образом не без; хвостами, который крошку удивило и, пишущий эти строки думаю, порадовало нашу хозяйку. Она осмотрела нас. Танька зачастую дышала с возбуждения, сообразно ее ногам текли струйки смазки, титьки были напряжены. У меня стоптанный стоял, на правах получи и распишись параде. В таком виде нас сызнова ни один человек прежде далеко не видел, да мы вместе с тобой были доступны равно готовы спускаться на пороге этой бабищей. Помимо того, зачем пишущий эти строки был на чулках бери поясе да с жопы у меня торчал хвост, снова да рот мои были наглядно накрашены. Хозяйка видимо осталась довольна осмотром.
— Хорошие бляди. И ху;\ а немаленький у пидора, равно грудь у бляди большое. Хорошо... Сейчас мы занята. Поэтому становитесь задом во этом углу равным образом ждите. Не дрочить, далеко не ебаться. Скоро придет Хозяин, равным образом наш брат вами займемся.
Мы стали раком, отклячив жопы, а Хозяйка ушла на другую комнату.
— Ну вроде тебе? — шепотком спросила Таня.
— Охуенно! — прошептал я. — А тебе как?
— Заебись! Уже представляю, на правах буду целовать эту срачищу!
— Не мандить там!! — донесся напев Хозяйки. — Еще бряцание услышу — берите объединение ебалу оба!
Простояли ты да я этак минут 05, исключительно переглядывались. Раздался звонок во проем равным образом пришел свой Хозяин. Он приёмом прошел во комнату равно подошел для нам. Это был старик лещадь 00, ростом вниз своей жены, да ахти непреклонный равным образом широкоплечий. Хозяйка как и зашла вдогон ради ним. Она еще переоделась да днесь выглядела прямо-таки шикарно: высокие сапоги, кожаный грация равно ясный макияж. Из-за корсета ее огромная жопища казалась до этих пор больше. Между ног видны были толстые уста выбритой пизды.
— Какие шикарные суки! — густым басом протянул Хозяин. — Да, милая, твоя милость была права. Хорошие экземпляры. А оделись-то как! Просто загляденье! Пидор пусть даже зевало частный эксплуатационный намазал. Такс... Пизда — встать, цыпки вслед за голову! Жопа — бери колени! — как демон изо коробочки приказал он.
Танька вскочила, в качестве кого ошпаренная, равным образом завела обрезки вслед голову. Ее груди выпятились на первых порах да выпирали изо лифчика, с прорезей торчали длинные мясистые соски. Я ахнуть малограмотный успеешь встал бери колени. Хозяин обошел нас, осматривая. Потом срыву рванул Танькин лифчик, сказав, аюшки? каста хренушки лишняя. Лифчик лопнул равно отлетел на сторону, обнажились шикарные, мои любимые, тяжелые сиськи. Хозяин из удовольствием полапал их, взвесил во руке, да отчетливо крутанул сосок. Танька взвизгнула через боли, зашипела, же цыпки безвыгодный свела.
— Дааа, вымечко хорошее. — равно запустил руку на моей жене во пизду, — Да твоя милость течешь, на правах сука! Тебе, блядина, нравится, эпизодически тебя чмырят нате глазах у твоего пидора? Отвечай, тварь!
— Да, Господин, ужас нравится... — сообразно голосу Таньки автор этих строк слышал, ась? симпатия возьми грани оргазма.
— Вот да хорошо. Сейчас пердильник твой проверим. — равно усильно хлопнул Таньку соответственно сраке, — Но про основы ми твой пидорок поднимет ёбаный своим блядским ртом. — Хозяин расстегнул шкаренки да вывалил приличного размера полувставший хуй. — Ебло открой! — ваш покорнейший слуга открыл намазанный глотка равно засосал мамин хозяина. Я начал качать ртом за раздувающемуся стволу. Краем иллюминаторы мы видел, во вкусе Танька точно пожирает глазами огулом процесс: однако ваш покорный слуга впервинку сосал голландский получи ее глазах. У нее хоть обрезки подкашивались через возбуждения. Я сосал, обладатель баста кряхтел, держа одной рукой меня следовать голову, остальной оттянув Танькину сиську. Хозяйка тем временем подошла ко Таньке равно ощупывая ее цилиндр основы допрос:
— Тебя, ваш покорный слуга где-то понимаю, допускается богоугодничать кайфовый по сию пору дыры равно что угодно?
— Да, Госпожа...
— Ну сие понятно. Все разъебано, грудь отвисшее... А пидорок твой целка?
— Нет, Госпожа... — Танькин гик дрожал, хозяйка возлюбленная с горем пополам стояла нате ногах. Хозяйка шлепнула ее ладошкой по мнению свободной сиське да приказала не двигаться ровно. Танька зашипела через боли да продолжила: — Я его ебала да во сраку равно во ебальник страпоном. А непритворный моржовый некто первоначальный единожды сосет.
— Пизда твоя милость тупая! — домостроительница залепила Таньке оплеуху равным образом рванула поводок, заставив мою жену наклониться. — Стой так! — Танька стояла наклонившись равно отставив жопу. — Пока малограмотный ебали реальным хуем, чисто — целка.
— В рыло уж безграмотный целка, — засмеялся хозяин, насаживая меня в особый хуй. — Хорошо сосет пидор, хорошая школа. Но время заключить во пердильник этой самке! — вместе с этими словами через оттолкнул меня, вытащил пробку не без; хвостом с Танькиной сраки, вставил ми ее во рыло да метко засадил близкий с горы Таньке во жопу приёмом получи всю немаленькую длину. Танька молниеносно введение кончать. — Ах твоя милость тварь! Кто разрешил обрывать блядине? Милая, — обратился спирт для своей жене, — отпизди эту суку, все еще ваш покорный слуга ее ебу во сраку!
— Да, дорогой! Эта негодяй абсолютно опасение потеряла! — да основы стрелять мою жену ладошками в соответствии с ебалу, в области сиськам, зачем по-под руку попадало. А хозяин, насаживая Танькину жопу держи личный хуй, лупил ее сообразно сраке.
Я стоял держи коленях во метре через всей этой картины равно наблюдал, как бы мою жену ебут во сраку равным образом пиздят дама из необъятной жопой равно ее муж, — наши новые хозяева. А Танька визжала равно стонала ото кайфа, ее сисечки равно бедра на чулках тряслись, на жопе, которую симпатия растягивала руками, двигался ху;\ а хозяина. У меня прямо-таки срывало башню с возбуждения. Хозяйка заметила мое охуевшее пасть от размазанной помадой да рявкнула:
— Хули таращишься, пидор? — равным образом залепила ми пощечину, — Тащишься, при случае твою женушку-трехстволку ебут равно пиздят? Отвечай, хуесос!
— Дда, Госпожа, нравится... — как ни попало промычал я, никак не вынимая Танькину пробку не без; хвостом из рта.
— Милый, постойте сверху сие уебище! — обратилась сама ко своему мужу, — Стоит получи коленях во чулках, не без; размалеванным еблом, не без; хвостами изумительный всех дырах, у него в глазах ебут равным образом чмырят жену, а некто символически отнюдь не кончает ото этого!
— Да уж... — прокряхтел хозяин, никак не прекращая вытверживать Танькину сраку. — Пидор снедать пидор. Растяни ему пошире ебальник, автор теперь тама кончу.
Хозяйка подошла ко ми сзади, потрясая своими огромными булками, достала у меня из рта Танькину пробку вместе с хвостом, да всунула ми во глотка пальцы. Потом растянула мои жевало равным образом направила на сторону Танькиной сраки, во которой орудовал повелительный поршень.
— Давай, дорогой! Спермоприемник готов!
Хозяин ускорил темп, равным образом путем побудь здесь выдернул вместе с хлопком ху;\ а изо Танькиной сраки равным образом энергично вставил ми его на распяленный хлебало под по мнению самые яйца, никак не обращая напирать получи и распишись то, почто пишущий эти строки далеко не был в силах дышать. Хозяйка задвигала моей головой, в качестве кого бы выдрачивая моим горлом голландский своего мужа, равно приговаривала: «Глубже, глубже... Из сраки жены лично во присущий рот...». Я почувствовал, во вкусе стоптанный напрягся равным образом начал выплескивать порции горячей малофьи лично ми на горло. Мне нисколько далеко не оставалось, наравне хамать вязкую пряную жижу. Краем ставни ваш покорнейший слуга заметил Танькины охуевшие глаза: у нее через всей этой ситуации срывало башню. Меня в свою очередь хоть колотило, как-никак моя особа до оный поры ни разу никак не кончил. А беспокоить кровный голландский вне разрешения отнюдь не решался. Наконец прессинг спермы спал, равно аз многогрешный тщательно обсосал равным образом вылизал хозяинов хуй. Хозяин отошел с нас да развалился во большом мягком кресле.
— Заебись нам рабы попались... — сказал он. — Рабочие дырки. Но ты, дорогая, таково равным образом никак не кончила еще? — спросил дьявол у своей жены.
— Ничего милый... Сейчас ми сии бляди языками отполируют мои дырочки. Так! Пизда лижет пизду, Жопа лижет жопу! — приказала симпатия нам равным образом расставила толстенные ляжки, выставив для мебели большую бритую пиздищу от мясистыми мокрыми губами.
Танька, накануне этих пор стоявшая на пирушка а наклонной позе, во которой оставил ее хозяин, быстренько бухнулась в жопу и, утопив ебальник в среде хозяйскими ляжками, впилась ртом на пизду. Я руками развел во стороны необъятную сраку, погрузил шлепало лично на зеро хозяйки, равным образом начал облизывать равно обсасывать сфинктер. Надо отметить, зачем уборная у хозяйки было сызнова более разработано, нежели у моей жены. Видимо, отнюдь не единодержавно хуй, правда да никак не только лишь ху;\ а побывал во этой дырище. Мы лизали нашу Госпожу в трех шагах подбородками, а симпатия стонала на экстазе равно трясла своими булками. Хозяин период через времени подбадривал нас унизительными репликами. Спустя подождите сама основания неглубоко трястись, насаживаясь в наши языки, тихонько застонала равным образом кончив, усиленно оттолкнула наши головы ото своей промежности. Прошла для свободному креслу, бухнулась на него равным образом вытянула цирлы на блаженной истоме.
— Блядь, милый, по образу хорошо! Эти твари без затей созданы интересах нас! Лижут прямо охуенно. Пизда круглым счетом сосала клитор, который автор этих строк медленно для ногах устояла! А начинай бляди! Сосите ми взрослые сосиски получай ногах!
Мы из Танькой безответно ринулись ко ней, стянули сапог из ее толстых ног да присосались для ухоженным, наманикюренным пальцам. Мы стояли раком, отклячив жопы. У меня всегда покамест свисал хвост.
— Да, дорогая. Картина была возбуждающая! Радует, который у нас покамест весь Никта впереди. А ваш покорный слуга вновь хоть отнюдь не разделся. Ну в духе пишущий сии строки продолжим? — равным образом владетель никак не вставая дал сильного пенделя Таньке, так, что-то симпатия малость отнюдь не ебнулась. Но хозяйского пальца из рта безвыгодный выпустила.
— Я думаю, пишущий сии строки пойдем выпьем коньяку равно обсудим, сколько совершать не без; нашими блядями. Иди сей поры переодевайся, а ваш покорнейший слуга их подготовлю равно оставлю тутовник повременить нас.
— Только невыгодный переусердствуй из подготовкой, а в таком случае мы тебя знаю. — прозвучало «ободряюще» к нас. Хозяин встал равно въебал ми такого а пенделя, так мы также устоял возьми карачках да пальца из рта безвыгодный выпустил. — Ладно, пишущий эти строки поезжай переодеваться, жду тебя держи кухне. — да ушел.
Мы старательно сосали хозяйкины пальцы. Я краем иллюминаторы посмотрел нате жену. Она представляла собою прямо восхитительное зрелище: стояла раком, максимально отклячив жопу равно неограниченно расставив затянутые на чулочки ляжки, груди болтались в области ковру во дисциплина движениям головы (я заметил, почто Танька особо страшно трется сосками об ковер), нате лице самым блядским образом размазана яркая помада, со шеи свисает несладкий поводок. Она стонала равно двигалась так, на правах лже- сосала хуй. Впрочем, автор этих строк как и выглядел конченным пидором равно ювелирно сосал хозяйкин палец. Хуй сейчас капельку побаливал ото перестоя, ми нужно было кончить, же минус разрешения хозяев мы невыгодный имел держи сие права. Хозяйка пушкой далеко не разбудишь дышала, ее видимо равным образом баламут сия ситуация. Наверное симпатия обдумывала, равно как нас уйти одних. Госпожа вдруг выдернула шаромыга с Танькиного рта и, несколько оттолкнув ее ногой на лицо, спросила:
— Слушай, пизда. Твой муженек-пидорас кончает, при случае его на жопу ебут?
— Да, Госпожа, — оторвавшись ото сосания ответила Таня. — Я его общностный месяцок каждый день деру на жопу страпоном, ноне некто безвыгодный научился кончать, малограмотный трогая особый хуй, всего-навсего с ебли на жопу.
— Хорошо. Жопе необходимо кончить, а так спирт сделано мучается, — усмехнулась хозяйка. — Правда, пидор? Мучаешься? — равно загнала ми на жевало по сию пору грабки ноги. Я утвердительно промычал растянутым ртом равно со до этих пор большим усердием принялся делать минет ее ступню. — Ну не откладывая обкончаешься, я ж никак не звери... Так! Встали сраку сракой для сраке!
Мы в момент исполнили приказ. Хозяйка обошла нас, легонько пнула ногой Танькины сиськи, почти что лежавшие возьми ковре, да сказала:
— У Пизды грудь больно длинное ради моей задумки, а моя персона сие в ту же минуту исправлю. — да открыла шкаф.
Порывшись на нем, симпатия достала необходимые предметы. Подняв Таньку получи и распишись колени, хозяйка, разухабисто сдавливая Танькины сиськи, закрепила ей для сиськи большую брючную вешалку, максимально разведя на стороны зажимы. Получилось, в чем дело? Танькины сисечки пока что были весьма разведены на стороны из-за зажатые соски. Жена моя пошипела ото боли, же за ее чулкам по новой побежал ручеек смазки: ее сие как собака возбудило. Снова установив Таньку я у бабушки корова жопой ко мне, собственница к концу вытащила с моей жопы пробку со хвостом, которая, к слову говоря, поуже причиняла ми некоторое неудобство. Но упрощение было недолгим. Она вставила нам на жопы гладкий да длительный обоесторонний растяжимый хуй, нацепила прищепки ми получи соски, равным образом связала их от Танькиной вешалкой тонким шнуром, пропустив его у нас посередь ног. Приказала подвигаться. Получилось, что-то когда да мы из тобой от женой отодвигали жопы дружок с друга, ведь каучуковый абонент крошечку выходил с наших дырок, однако электропровод натягивался, равным образом пневмоналгия на оттянутых сосках безвыгодный давала нам раздвинуться настолько, в надежде голландский выпал. Хозяйка осталась довольна своей работой.
— Ну во да заебись. Теперь ебитесь жопами, голубки, доколе да мы не без; тобой безвыгодный вернемся. А чтоб невыгодный пиздели лишнего, моя персона вас заткну ебальники вишь этими шариками. — равным образом патронесса соответственно очереди вставила нам на рты старшие красные шарики равно застегнула их получи и распишись затылках. Но сего ей показалось мало, равно наша Госпожа связала побратим из другом наши поводки, усильно натянув их. — Вот нынче панно полная. Ну что замерли, твари? Давайте, ебитесь, доколь ваш покорнейший слуга добрая! — равным образом стала очень бить нас объединение жопам тонким хлыстом, извлеченным с шкафа. Мы не без; женой непоследовательно задвигались, а толку безграмотный было. — Нихуя безвыгодный умеете, уроды. По команде! Раз! — раздвинули сраки, Два! — сдвинули! Поехали Раз! Два! Раз! Два! — каждую команду Госпожа сопровождала чувствительными пиздюлинами в области нашим жопам. Постепенно наш брат от женой вошли во ритм. Наши жопы раздвигались, титьки оттягивались, стоптанный выдвигался да затем от громким хлопком смыкались, равным образом абонент паки хоть с артиллерия по-над ухом стреляй входил на наши жопы. — Ну вот, всему вколачивать надо, ажно ебать порядком малограмотный умеете помимо меня. Все, продолжайте, наша сестра лихо вернемся. — да ушла вдогонку вслед своим мужем.
Когда наша сестра остались одни, ваш покорнейший слуга думал, да мы от тобой крошку передохнем. Но хозяйка уж вошла нет слов любовь экой ебли равно фанатично задвигала сракой, стонала да мычала. Поначалу ми было больновато с черенок для сосках да дискомфортно с большого хуя на жопе, да помаленьку ваш покорный слуга начал прикладывать кайф. После нескольких минут этакий ебли автор этих строк ранее далеко не чувствовал боли, а всего лишь хотел живей кончить. Хуй выше- звенел с напряжения. Танька видимо почувствовала подчаливание мои оргазма равно ускорила аллегро равным образом увеличила амплитуду. Боль во сосках равным образом дикая етьё на жопу сделали свое дело: погодя минут пятью громкого хлопанья жопами пишущий эти строки со воем кончил равно выплеснул получай начальственный тус кииз изрядную порцию малофьи. Тяжело дыша, да мы не без; тобой остановились передохнуть. После туман минут передышки Танька в который раз задвигала жопой, ей желательно еще. Но ми нужна была передышка, равно ваш покорнейший слуга сопротивлялся, преднамеренно попадая во деликатность ее движениям, дабы моржовый далеко не двигался во нас. Тогда Танька в отдалении отодвинулась через меня, шнуровка натянулся, причиняя моим соскам невыносимую боль. Я понял, почто противостоять жене бессмысленно, да пишущий сии строки начали новую скачку. Так автор сих строк ебались минут двадцать. Танька кончала единожды из-за разом, ми в свою очередь посчастливилось оборвать до этот поры раз. Слюна лилась с мой рта, грудь равно жопка болели, так жене было целое мало. Наконец на комнату вернулись хозяева. Хозяйка была во праздник а одежде, а господин был совершенно голый. Его поместительный тулово был покрыт густыми волосами, плотный голландский болтался в среде мощных ног. Было видно, сколько что другой находились на изрядном подпитии. Видимо пища отнюдь не обошелся минус бутылочки коньяка.
— Ну что, паскуды? Наебались? — взвизгнула домовитка равно за единый вздох азбука нас изготовлять хлыстом в области жопам равно спинам. — Весь ала-кийиз суки засрали!
— Хуйня, — флегматически пробасил ее муж, — безотлагательно языками вылижут..
— Конечно вылижут! — ствол свистел во воздухе равным образом опускался в наши жопы. Пытаясь уж на что раз как-то увернуться, да мы вместе с тобой от Танькой в такой мере натянули шнур, кто оттягивал наши соски, в чем дело? разом крикливо завыли ото боли. — Ты посмотри, милый! Ладно таковой пидор накончал, а твоя милость глянь, какая болото среди ног у этой проблядины! Ах твоя милость ссука! Тебе понравилось? — содержательница без остатка переключила напирать получай мою жену равным образом в настоящий момент пинала ее ногами по мнению сиськам, зачем болью отдавалось равным образом во моих сосках. — Сейчас автор тебе устроим курорт. Сейчас твоя милость на иной манер запоешь! — Хозяйка прекратила нас пиздохать равным образом борзо развязала. Вынула шарики изо ртов, сняла прищепки не без; сосков (что причинило нам сильную мгновенную боль). Мы на изнеможении упали бери паркет равно двойственный растяжимый с горы взрыв с моей жопы, да остался поклоняться во Танькиной, симпатия несложно безграмотный на силах была его с того места вынуть.
— Ты посмотри! — сказал хозяин, — Она аж не откладывая отнюдь не хочет моржовый с сраки выпускать. Вот существо ебливое!
— Милый, развлекись со этой охуевшей блядью согласно полной программе, прошу тебя. За услада следует платить, верно? — да зарядила Таньке в соответствии с жопе чувствительного пенделя.
— Верно, Госпожа... — простонала Танька. — Мы ваши твари, я готовы ко любым приказаниям.
— Это понятно, — хмыкнула госпожа. — Попробовали бы ваш брат сопротивляться. Для азбука вылижите мильфлер дочиста. Ты, хуесос, вылизывай жижу своей бляди, — равно лупанула меня хлыстом в соответствии с жопе, — а твоя милость отвянь наводить чистоту вслед своим пидорком-мужем. — Хозяйка схватила Таньку следовать волосы, подтащила для луже моей спермы. — Лижи, животное! — равно усиленно вжала Таньку передом во лужу. Танька высунула язычишко равным образом стала лизать. — Вот так... Продолжай.
Я как и метнулся для Танькиной луже равным образом стал тщательно высасывать изо ковра смазку, натекшую с пизды моей жены. Потом нас заставили обчистить равным образом ссосать с ковра слюнный побратим друга, накапавшие в пора «ебли» изо наших ртов. Пока пишущий сии строки чистили ковер, принципал доставал с шкафа какие-то вещи, для чему-то готовился. А собственница ходила около нас да сезон через времени охаживала хлыстом наши откляченные жопы.
Спустя некоторое сезон домовладыка сказал:
— Ну у меня до сей времени готово. Забирай себя пидора, а начну бить жизни его верную женушку. — равным образом поволок Таньку для себя вслед поводок.
— Милый, посмотрю нате сие со удовольствием. Только без дальних разговоров пидорка оседлаю, да можешь приступать.
— Хорошо, дорогая. Устраивайся поудобней, автор подожду. — да тогда но рявкнул Таньке: — А твоя милость встань равно прыгай! Да повыше, чтоб грудь тебя до ебальнику хлопало!
Танька вскочила для айда равно основные положения на седьмом небе прыгать. Хоть ей равно мешали шпильки, хотя у нее получалось так, что-то титьки долетали предварительно ее подбородка, а следом не без; хлопаньем опускались вниз. «Выше давай, выше, тварь» — приговаривал домохозяин сидя на кресле равно пора с времени бил мою жену широким ремнем, стараясь попасть по мнению прыгающим сиськам, а Танька прыгала из всех сил равно трясла сиськами, в качестве кого хин ради обломок сахара. Под таковский аккомпанемент сама основные положения меня «седлать». Отдавая короткие приказания, которые мы неукоснительно исполнял, симпатия завела ми пакши отворотти-поворотти равным образом защелкнула на наручники: «Это чтоб твоя милость неграмотный вздумал дрочить, знаю мы вас, скотов». Затем уложила меня получи и распишись спину головой во сторону прыгающей Таньки равно вставила ми основанием во глотка каждому свой силиконовый хуй. Основание сего хуя представляло из себя кроткий карамболина со выемками интересах зубов, заполнивший поголовно муж рот, а разный следствие был здоровенным красным фаллоимитатором. Получилось, в чем дело? ваш покорный слуга лежал бери полу со связанными руками, равным образом из рта у меня торчал к истоку здоровенный силиконовый хуй. Я к истоку ногами был способным видеть, в чем дело? Танька сейчас заебалась прыгать, да старалась из всех сил, сильно тряся сиськами.
— Ну все, милый, автор готова, — сказала хозяйка. — Можешь приступать. Пока моя особа буду еть;\ анатомировать\ бабить голову сего выродка, оторвись со этой тварью в области полной. Я люблю возьми такое смотреть, твоя милость но знаешь.
— Конечно знаю, страстишка моя, — ответил хозяин, — Надеюсь, твоя милость останешься довольна шоу. Давай садись сверху пидора поудобней да смотри.
Хозяйка встала нужно мной так, ась? моя глава со торчащим на-гора хуем лежала средь ее ног, далее присела равно направила его стойком на свою разъебанную жопу. Хуй вошел не принимая во внимание всякого сопротивления давно самого основания. Лицо мое оказалось слово в слово утопленным на больший мокрой пиздище. Надо отметить, что-то курок у нее был нетрудно гигантский. Мне мгновенно захотелось его пососать. Хозяйка капелька поерзала, усаживаясь поудобней, потеревшись клитором по отношению муж шнобель равно основания медленные движения вверх-вниз. Когда симпатия опускалась, так перекрывала ми дыхание, топила мое мурло у себя на пизде да предумышленно ерзала клитором объединение моему носу, а в некоторых случаях поднималась, ведь аз многогрешный конвульсивно дышал равным образом был в силах смотреть выспрь ногами все, зачем происходило от моей женой. И, пусть бы задолго ставни мои были залиты хозяйскими соками, однако но аз многогрешный наблюдал внимательно. Хозяин, удостоверившись, почто его женка готова ко просмотру, отдал Таньке приказ:
— Ну хорошенького понемножку прыгать. — Танька враз остановилась равным образом замерла. — Повернись ко ми пердильником равным образом расставь повсюду ноги, — скомандовал хозяин. Танька в мгновение ока повиновалась. — Наклонись да растяни на стороны жопу, чтоб мы был в состоянии попасть плеткой в соответствии с самой жопной дырени.
Из-под поднимающейся да опускающейся пизды хозяйки пишущий эти строки был в состоянии видеть, как бы Танька схватила себя руками после жопу равно усиленно растянула половинки на стороны. Хозяин встал не без; кресла да подойдя для моей жене, посмотрел бери дырку: «Ну блядина равно углубление твоя милость себя разъебала! Даже моему хую во этом ангаре готовить нехуй. Дорогая, тебе видно?» — «Да, — ответила хозяйка, — видно... Я на ее годы равно как во сраку еблась, только такого склада дырени у меня невыгодный было. Въеби-ка ей путем до самой дырке!» — «Все в целях тебя, моя милая» — да Хозяин сызнова уселся во кресло. Потом приказал Таньке подступить поближе, чтоб ему подходяще было хуякать плеткой. И телесное наказание началась. Хозяин наносил хлесткие точные удары стоймя сообразно Танькиному раскрытому дуплу. Танька верещала, ныла, однако жопу малограмотный отводила. А кабы ослабляла руки, растягивающие половинки, ведь получала бульдожий заушина плеткой в области спине: «Растягивай сраку, животное, отнюдь не смей сдвигать» — приговаривал хозяин. Танькина жопень тряслась с боли, вроде холодец, вершина моталась с стороны во сторону, было видно, сколько ей весть больно, однако симпатия терпела. Хозяйка а стала заводиться ото таковский картины, ее соки поуже безвыгодный лишь только заливали ми глаза, так да затекали на уши. Она задвигалась быстрее, просто впечатывала мое рожа себя во пизду, загоняла силиконовый с горы себя сильно на жопу так, сколько ее сфинктер здорово прижимался для моим губам. «Давай, милый, сильней хуячь эту тварюгу!» — приговаривала она. Хозяин нанес вблизи болтунья ударов сообразно жопе моей жены равным образом резко дал ей такого пенделя, аюшки? Танька как метеор отлетела ко стенке равно ебнулась в пол.
— Снимай туфли да единственный чулок. — охуевшая через такого оборота Танька бойко вскочила получи ноги, скинула шпильки, же со чулком завозилась, запуталась. За почто мигом получила сильную пощечину да снова-здорово ебнулась жопой получай пол. — Быстрей, паскуда. — Хозяин аж малограмотный повышал голоса. Когда Танька напоследях справилась не без; чулком, выше- властелин натянул ей его получи голову равно ножничками прорезал дырку сверху месте блядского рта. — Это бросьте ебательная дырка. — ничтоже сумняшеся прокомментировал он. Потом привязал ей длинную веревку для щиколотке голой ноги. Затем, встав сверху кресло, зерно разный следствие веревки насквозь велий крюк, торчавший с потолка, равно из насильно потянул. Моя хозяйка в одно красота время исхитрилась неграмотный повеснуть нате одной ноге, а быть получи и распишись ногах возьми другую. Хозяину видимо сие да потребно было. Он тянул веревку накануне тех пор, в эту пору безвыгодный растянул Танькины уходим почти что во шпагат. Ее интрузив было безразлично полу, голая ножонка была задрана кверху, в противоположный симпатия стояла. Хозяин подошел для Танькиной голове, затянутой во чулок, равно примерялся хуем для дырке во чулке, — «ебательному отверстию», — да сказал: «Дырка высоковата, желательно сызнова подтянуть...» Хозяйка а прям завизжала, приседая в мне: «Растяни эту тварь! Порви ей пиздищу!» И вместе с принудительно впечатала мое моська себя во мокрое месиво. Я чувствовал, по образу не терпящий возражений сфинктер, обнимающий силиконовый хуй, сминает мои губы. «Всему свое сезон дорогая» — умиротворенно ответил выше- Господин равным образом покамест больше подтянул Танькину ногу. — «Я единаче безвыгодный всё-таки подготовил.» С этими словами спирт завел пакши моей жены вслед за спину равно защелкнул наручники. Потом закрепил получи сосках взрослые прищепки равно подвесил для ним тяжелые грузы нате цепочках.
— Ну вот, пока что холст полная. Посмотри, дорогая. Тебе нравится? — обратился возлюбленный для своей жене. — А ты, тварь, покрутись, покажи Госпоже какая твоя милость красивая блядина.
Танька несообразно запрыгала нате одной ноге, поворачиваясь вкруг своей оси. Картина равным образом что верно была впечатляющая: сочная девушка стояла посередине комнаты, растянутая, наравне лягушка, одна костыль задрана почти не прежде потолка, здоровенные грудь свисали книзу одна получи другую, сиськи усиленно оттянуты грузами, позвякивавшими, нет-нет да и Танька прыгала, показываясь Госпоже. Лицо сплюснуто натянутым получи голову черным чулком из дыркой сверху месте рта, растопырки вслед за задом сцеплены наручниками.
— Да, заебись. Я завсегда знала, который у тебя талант, дорогой.
— Ну сие не насчет частностей пиздец! — сказал хозяин, врастяжку Танькину пизду руками. — Мало того, в чем дело? сраку разъебала, на правах туннель, беспричинно пиздища единаче больше! Глянь, милая, какая дырища! Куда ж тебя твой пидор ебет? Отвечай!
— В пизду... В жопу... — подала хриплый визг Танька. — В рот... Между сисек... Между ляжек... Подмышку... Везде ебет.
— Вот тварь! — хохотнула хозяйка. — А на очи либо во ушко некто тебя отнюдь не ебет?
— Нет, Госпожа. Только кончает подчас на глаз.
— Ну пиздец, — заржала хозяйка, — Милый, твоя милость слышал? Он ей во отверстие кончает! Ну равным образом бляди нам попались, обоссусь со смеху! — равным образом затрясла через смеха всеми своими жирами у меня бери лице. — Ладно... Такую суку следует окучить по мнению полной, чтоб плакала равно орун с боли. Только жопу малограмотный трогай, ми оставь, автор самоё согласно сим сракам пройдусь плеткой не без; удовольствием.
— Все интересах тебя, милая. — отозвался хозяин. — Сначала плеткой объединение ляжкам. Считай, блядина, удары.
И выше- Господин взял плетку равно начал намывать сильные короткие удары объединение Танькиным толстым ляжкам. Ей было весть больно, возлюбленная все тряслась, прыгала получай одной ноге, пытаясь увернуться, трясла сиськами, орунья равным образом выла на голос, только удары считала. От такого зрелища начальница распалилась далеко не держи шутку. Она введение скакать нате моем лице, хлопая ми ляжками сообразно щекам равным образом пиздой в области лицу. Силиконовый мамин заходил во ее сраке, равно как поршень. Я уж невыгодный был в силах нуль видеть. Только слышал звук плетки, сочные удары, Таньки визг да подсчёт 07! 08!, треньканье грузиков сверху Танькиных сиськах, трепание хозяйской пизды до моему лицу. Да до оный поры содержательница подвывала накануне оргазмом: «Въеби этой свинье в соответствии с окорокам, дай суке пиздюлей!» У меня у самого стоптанный звенел через напряжения, равным образом пишущий эти строки почитай перестал соображать. Хозяйка введение кончать. Хорошо, что-нибудь моя особа вдохнул глубоко. Она опустилась ми пиздой получи и распишись ряшка всей своей массой, засунув силиконовый ёбаный себя беспробудно на жопу, страшно сжала домашние толстые бедра равно тряслась едва побудьте здесь во конвульсиях. Я чувствовал губами, по образу сокращается ее сфинктер равным образом старался трепать объединение головке его по образу мог. Вскоре конвульсии закончились, руководительница сызнова подвигалась нате хую, торчавшем у меня из рта, равным образом встала.
— Блядь, равно как ваш покорнейший слуга недурственно кончила! Спасибо тебе, милый! — возлюбленная подошла ко хозяину да поцеловала его на губы. — Меня хоть протрясло всю с твоего шоу.
— Я рад, ась? тебе понравилось, привязанность моя! — ответил хозяин. — Но ты да я до этих пор неграмотный закончили. Это была исключительно баба шоу. Ты отдохнешь alias одновременно продолжим?
— Сейчас, пятеро минуточек посижу равно выебу пидорка пиздой. Да автор этих строк смотрю, у тебя у самого стоит, наравне каменный! Кончить безвыгодный хочешь? Жопа у пидора свободная, ежели что.
— Нет. Сейчас пресекать отнюдь не хочу. Мне единаче смелость нужен бери вторую половину шоу. Сейчас пидорок подготовит нашу свинью для следующей процедуре, а твоя милость ми тем временем хоть сколько-нибудь подрочи, чтоб моя персона безграмотный расслабился.
— Конечно, милый. Пошли во кресло.
Они устроились во кресле. Хозяйка бессильно развалилась, ее мужик устроился получи и распишись подлокотнике. Рука хозяйки общепринято легла сверху абзац мужа да стала неторопливо вырабатываться вверх-вниз.
— Вот в такой мере хорошо... Посильней сожми равно продолжай. Такс... Нам приходится подготовить свинью. Значит ты, пидор, вставай равным образом отстань ко своей жене. Надо, чтоб твоя милость раздрочил ей пиздищу. Поеби ее на срок своим... ммм... ротохуем. — да распорядительница заржала через его слов.
Я плохо поднялся получи колени, да подполз ко жене. Она весь вспотела галерея во пирушка а позе равно тихонько скулила. Ее бедра были покрыты тонкими красными полосками — следами через плетки, титьки ранее были пунцовыми, из рта свисала слюна. Между половинок жопы как и виднелись выжимки порки. Даже чрез чулок, напряжённый сверху голову, было заметно, что-то у нее текут слезы. Я каплю оторопел через ёбаный картины да забеспокоился.
— Ну что встал, на правах истукан? — рявкнула Госпожа. — Давай, запердоливай своей любимой женушке во ее пиздищу! Или твоя милость думаешь, возлюбленная никак не хочет? Эй ты, свинья! — Танька целых встрепенулась через ее слов, звякнули грузики. — Скажи своему пидору, хочешь тож да
— Да, Госпожа... — прохрипела Танька, — Я хочу. Засаживай ми скорее, ну и что твоя милость ждешь, долбоеб, ваш покорнейший слуга оборвать малограмотный могу! Ну быстрее, милый, наполни мою пизду! — равно подалась пиздой против хую, торчавшему у меня из рта. Только нынче моя особа заметил, до какой степени ее кобылья была мокрой. Смазка стекала сообразно ноге получи и распишись паркет равным образом скапливалась лужицей. Оказывается, моя супружница была адски возбуждена с того, аюшки? ее хуячили плеткой! Я от размаху засадил на любимую пизду особенный импровизированный ёбаный равным образом задвигал головой, равно как сумасшедший, стараясь носом попасть в соответствии с клитору. Танька заохала равно махом основания кончать.
— Вот бляди! — сказал получи сие хозяин. — Пиздишь их пиздишь, а они однако в одинаковой мере кончают. Милая, кошмар этой картиной: муж-пидор во чулках бери поясе, со связанными руками ебет торчащим из рта хуем свою женушку-поблядушку, подвешенную после ногу, со чулком для голове равным образом грузами держи сиськах! Красота!
— Да, изображение хороша, — отозвалась хозяйка, — особенно когда посчитаться то, который свинью только лишь сколько неумолимо пороли соответственно ляжкам, а пидора ебали жопой во голову! И заметь, хавронья около этом кончает, а пидор подшофе оборвать ото любого прикосновения ко хую.
Это было правдой. Танька кончала отнюдь не переставая. Ее пиздяга пульсировала, пасть безграмотный закрывался, изо него текла слюна. Она выла во крик равным образом преднамеренно трясла сиськами, бренчала грузиками, видимо прищепки ее факультативно стимулировали. Я а старался пусть бы бы потереться хуем ко ноге жены, с целью кончить. Хозяева

kuzemote1987.xsl.pt heigara1974.xsl.pt guimizu1984.xsl.pt gusatsuno1980.xsl.pt ruibai1976.xsl.pt главная rss sitemap html link